Борьба Эрдогана против движения Гюлена и закат рациональности турецкого государства

erdogan

После коррупционного скандала в декабре 2013 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган начал тотальную войну против движения Гюлена (или движения «Хизмет»). Антигюленовская кампания началась с закрытия частных репетиторских центров, находившихся под управлением членов движения. За этим последовали посадки в тюрьмы и третирование журналистов, чиновников и бизнесменов, которые, как утверждалось, были связаны с движением. Эта операция стала основным источником легитимности Эрдогана в последние годы. Эрдоган использовал не только грубую силу государственного аппарата, но и мягкую силу манипуляций и пропаганды для того, чтобы подавить и криминализировать движение, а также запятнать его репутацию во всем мире.

Стратегия Эрдогана, направленная против движения Гюлена, может быть охарактеризована в терминах «теории отвлекающей войны» в политической науке, согласно которой лидеры создают внешнеполитические кризисы для того, чтобы отвлечь внимание общественности от недовольства своим правлением и усилить свой политический вес посредством «сплочения народа под знаменем страны». Используя существующие этноконфессиональные расколы и позиционируя отдельные организации гражданского общества, в том числе движение Гюлена, в качестве угрозы национальной безопасности, Эрдоган уже давно встал на путь поддержания разногласий и различий, практикуя принципы теории отвлекающей войны в рамках внутренней политики посредством демонизации акторов внутри страны.

Ярким примером тактики в политике Эрдогана является объявление им движения Гюлена террористической организацией. Приравнивая движение к радикальным террористическим организациям наподобие [запрещенного в РФ] ИГИЛ [1], он надеялся пошатнуть и изменить благоприятное глобальное восприятие движения и его деятельности.

Однако эта интенсивная психологическая и риторическая война не принесла ничего, кроме ущерба авторитету страны за рубежом, поскольку отнесение движения к террористическим организациям было признано беспричинным и несовместимым с прежним отношением Эрдогана к нему. Его борьба с движением воспринимается как продолжение его борьбы за власть и как свидетельство его растущего авторитаризма в стране [2].

Отвлекающая политическая тактика Эрдогана также прослеживается в конструировании им образов иностранных акторов. Например, для того, чтобы вызвать симпатии своего электората – консервативных и националистических масс в Турции, он недавно заявил о том, что начался новый вид крестовых походов между христианской Европой и исламским Ближним Востоком, между крестом и полумесяцем [3]. Это и анахронично, и антагонистично, и служит лишь делу упрочнения его власти через фиктивное создание врага. Это подрывает диалог и сотрудничество между ЕС и Турцией, а также между Востоком и Западом в целом.

Какой Эрдоган является настоящим Эрдоганом? Тот, который выступает выразителем этого разжигающего вражду и поляризующего [общество] мировоззрения, или тот, который основал в 2005 году Альянс цивилизаций, стремясь снизить напряженность между западным и исламским мирами? Ответ – ни один из них, так как существуют различные «типы» Эрдоганов, каждый из которых соответствует той или иной ситуации. Например, Эрдоган 2005 года был реформистом, что обеспечило ему поддержку либералов и сторонников вхождения в ЕС. Эта поддержка была конвертирована в электоральные успехи и престиж за рубежом. Что касается Эрдогана в 2010-х годах, то он крайне озабочен и обеспокоен своим авторитетом и харизмой, отчасти из-за коррупционных скандалов и вновь возникших внешнеполитических проблем. Эрдоган 2010-х годов твердо и решительно настроен вернуться к классической стратегии «разделяй и властвуй».

Его риторика последних пяти лет является признаком указанного сдвига в политических стратегиях. Используемый им язык весьма показателен: «страна находится в состоянии тотальной войны и окружена внутренними и внешними врагами»; «мир находится на пороге новой серии крестовых походов»; «движение Гюлена – это пятая колонна и отросток определенных темных сил, которые стремятся подорвать государство и структуру турецкого общества».

Эрдоган является воплощением макиавеллианского идеального лидера, поскольку он больше озабочен своей политической карьерой и собственным имиджем, а не имиджем страны на международной арене. Хоть он и выглядит сторонником манихейского мировоззрения, в котором история воспринимается как борьба между добром и злом, между божественными и злыми силами, но это ни что иное, как проявление ловкости рук. Признание им манихейского мировоззрения основывается на описании им событий, акторов и личностей как благоприятных или неблагоприятных для его политических интересов. Добро это то, что служит его политическим интересам, а зло это то, что ставит под удар и уничтожает его политический капитал – понимание морали, которое не присуще ни религиозному, ни светскому подходу к нравственности.

Несмотря на относительный успех Эрдогана в деле делегитимизации и подавления движения Гюлена в Турции посредством оттеснения на второй план и подчинения институтов судебной системы и государственного управления, существенное изменение его отношения к движению сбило с толку международное сообщество [4]. Последний визит Эрдогана в Соединенные Штаты, состоявшийся 16 мая 2017 года, было еще более удивительным в этом отношении. Он прибыл с надеждами на то, что США объявят движение Гюлена террористической организацией. Однако его надеждам не суждено было сбыться, поскольку президент Трамп сознательно избегал описания организации и ее деятельности как наносящих вред американскому обществу. Это было свидетельством того, что президент Эрдоган испытывает трудности в легитимизации своей вражды по отношению к движению и теряет доверие в глазах международных акторов.

Почему же Эрдоган, несмотря на все это, твердолобо упорствует в своей глобальной психологической войне против движения? Ответ довольно прост. Он не хочет ни выиграть, ни проиграть эту психологическую битву, а желает, чтобы турецкая общественность верила в то, что он находится в состоянии тотальной войны против врагов государства, воплощением которых является движение Гюлена в лице так называемого параллельного государства. Под «защитой государства» Эрдоган подразумевает не защиту демократии, [принципов] верховенства закона и разделения властей, а скорее защиту своей непоколебимой монополии на власть.

Конструирование мнимых внутренних и внешних врагов, а также продвижение политической культуры, насыщенной экзистенциальными угрозами, наглядно показало общественности всю бессмысленность выборов в стране. В течение последних пяти лет публике постоянно казалось, что в ходе голосования она делает выбор не между различными политическими партиями, а скорее решает, продолжит ли страна свое существование благодаря очередной электоральной победе Эрдогана, или же пойдет по пути хаоса и разрушений. Этот способ позиционирования выборов в сочетании с интенсивной проправительственной пропагандой и запретом многих либеральных и критически-настроенных газет, средств массовой информации и социальных медиа-платформ, таких как Twitter и даже Wikipedia, практически не оставили места для политического инакомыслия, сопротивления и отстаивания своих взглядов со стороны гражданского общества.

Короче говоря, направленная на разжигание розни политическая риторика Эрдогана и его попытки поддержать антигюленовские настроения всецело отвечают его собственным политическим интересам внутри страны, но не отвечают интересам страны на международной арене, поскольку они вызывают серьезные сомнения в надежности и рациональности государства, олицетворяемого личностью Эрдогана.

Сейдж Чен, политический аналитик, Нью-Йорк

  1. http://www.newsweek.com/Erdoğan-says-Gülen-kurds-and-isis-are-preparing-invasion-turkey-487120
  2. https://www.usnews.com/news/best-countries/articles/2017-02-01/turkeys-recep-tayyip-Erdoğan-moves-aggressively-against-dissent
  3. http://www.dw.com/en/Erdoğan-accuses-eu-of-crusade-against-islam/a-37979126; // http://www.independent.co.uk/news/world/europe/turkey-eu-headscarf-ban-court-justice-ruling-erdogan-clash-islam-christianity-cross-crescent-a7633276.html
  4. http://www.reuters.com/article/us-turkey-security-germany-idUSKBN16P0LQ

FGulen.Com

Top