Бомбардировка турецкого парламента во время путча 2016 года была инсценирована как часть операции под чужим флагом (часть 4)

Parliament_bombing-4

Предыдущие части: часть 1 часть 2 часть 3

Один из пилотов, обвинённых в бомбардировке парламента, не поднимался [той ночью] в воздух

Тюрк, которого обвинили в сбросе двух бомб МК-82 на [здание] парламента, утверждал, что той ночью он так и не поднялся в воздух. Он сообщил, что когда его попросили совершить полёт, он одел свое снаряжение и сел в самолет, однако не смог взлететь из-за проблемы с воздушным судном.

«Достигнув взлётно-посадочной полосы, я увидел, что полётные индикаторы работали неправильно, а именно исчезли [соответствующие] символы. Затем символы опять появились. В течение трех-пяти минут эта же неисправность повторилась несколько раз», – вспоминал он.

Он сообщил по рации о неисправности индикаторов дисплея и вернулся в ангар, откуда он забирал самолёт. Той ночью он больше не садился в другое воздушное судно и не совершал полётов. Быть может, это является ответом на вопрос о том, почему прокурор приписал три разных [истребителя] F-16 к его несостоявшемуся полёту и знатно напортачил в своей попытке сформулировать фальшивый сценарий.

Более того, Тюрк дал понять, что он не закончил свое обучение по пилотированию [истребителей] F-16 с очками ночного видения, а турецкие ВВС запрещают пилотам, которые не прошли подобного обучения, участвовать в подобных миссиях. Однако прокурор утверждал, что Тюрк использовал очки ночного видения во время полёта.

Ещё одни противоречивые заявления

Премьер-министр Бинали Йылдырым даже заявил, что для [бомбардировки] парламента были использованы противобункерные бомбы типа Massive Ordnance Penetrator, хотя подобного утверждения в обвинительном заключении не было. Фотографии [результатов] взрыва не указывают на использование таких бомб: на крыше отсутствует отверстие входного взрыва, а внутри здания – зона вторичного взрыва. Кажется, премьер-министр хотел усилить [операцию под] чужим флагом, добавив новые обвинения в правительственный рассказ, согласно которому были использованы бомбы МК-82.

Как представляется, фотографии поврежденных секций [здания] парламента не подтверждают утверждений об [использовании] авиационных бомб, а скорее указывают на результат детонации взрывных устройств внутри сооружения. Отверстия в крыше слишком малы для боеприпасов типа МК-82. Направления взрывной волны, смятие колонн и рассеивание структурных обломков показывают, что взрывные устройства были подорваны изнутри.

Карта, демонстрирующая два различных эпицентра взрыва, указывает на то, что [взрывные устройства] были установлены в секциях [здания парламента,] используемых оппозиционными партиями. Критики полагают, что турецкое разведывательное ведомство подорвало взрывные устройства в указанных местах для того, чтобы мобилизировать оппозиционные партии под началом правительства.

Пытки пилотов и вынужденные признания

Ещё одним доводом в пользу того, что бомбардировка [здания] парламента в 2016 году была частью операции под чужим флагом, является факт пытки турецкими властями обвиненных в указанной бомбардировке военных лётчиков для того, чтобы добиться признания теми вымышленных показаний. Лётчик Балыкчы, который, как утверждается, пилотировал [истребитель] F-16 с бортовым номером 94-0105, рассказал о жестоких пытках со стороны полиции, которая принудила его подписать подготовленные показания, которые его «изобличали».

«Утром явилась команда для допроса, которая еще до начала допроса облила меня холодной водой, а также била руками и ногами», – сказал Балыкчы. Затем полицейские сообщили ему, что это только начало и что они собираются подвергнуть его наиболее жестоким пыткам.

Позднее они стали бить его, стараясь сломать пальцы. «Другой полицейский прижал коленом мою голову и шею, и попытался сломать руки, потянув в обратном направлении мои скованные наручниками руки. Спустя 14 месяцев на моих руках и спине всё ещё сохраняются шрамы», – добавил он.

Молодой полицейский пригрозил ему использованием электрошока и изнасилованием стеклянной бутылкой в том случае, если он не даст показания, которые придутся полиции по нраву. Ему сообщили, что пытка продолжится месяц и он не выживет.

Ему велели признать утверждение, что он сбросил бомбы на [здание] турецкого парламента. Когда он отказался, пытки продолжились. Сломался он в тот момент, когда к его телу присоединили электрические провода. Показания он подписывал опухшими руками. Но полицейские не прекратили пытать его даже после этого, причем во время продолжившихся пыток ему не давали какой-либо еды или воды, и не выпускали в туалет.

Спустя два дня пыток его отправили в спортзал внутри здания к 45 другим задержанным, но его держали отдельно от остальных и продолжали прилюдно избивать.

Начальник полиции заставлял его ползти по полу с руками, скованными за спиной, и раз за разом давил ногой его гениталии. В какой-то момент [другой] высокопоставленный полицейский велел ему совершить самоубийство и сказал, что поможет ему убить себя с помощью баскетбольного кольца. Когда Балыкчы отказался, тот облил его гениталии каким-то химическим веществом для того, чтобы заставить его страдать. С перерывами в несколько часов полицейские в спортзале подходили к нему и обливали данной жидкостью, целясь в область гениталий.

Когда его отправили для дачи показаний к прокурору, полицейские велели ему придерживаться [подписанных им] вымышленных показаний, [пригрозив, что] в противоположном случае тем же пыткам будут подвергнуты его жена и дети. Они задержали его жену и продержали ее под стражей несколько дней лишь для того, чтобы дать ему понять, что это не пустые слова.

[Пилоты Узуноглу и Тюрк также сообщили суду о пытках и угрозах со стороны полиции].

Продолжение следует

Абдуллах Бозкурт

Nordic Monitor (перевод приводится с сокращениями)