Бомбардировка турецкого парламента во время путча 2016 года была инсценирована как часть операции под чужим флагом (часть 3)

Parliament_bombing-3

Предыдущие части: часть 1 часть 2

Доклад, предоставленный прокурором, указывал на то, что во время второй бомбардировки, которая, как утверждается, была осуществлена [истребителем] F-16 с бортовым номером 93-0663, взлет самолёта имел место в 03:01, а его возврат [на базу] – в 05:36. Бомбардировка [здания] парламента состоялась в 03:24 и 03:25. Однако в другом докладе, опять-таки предоставленном прокурором, приводится другая хронология. Согласно второму докладу, тот же самый самолёт поднялся в воздух в 03:19, а приземлился в 05:53, что дает разницу во времени от 14 до 18 минут. Из второго документа [также] следует, что бомбардировка парламента состоялась позже.

Во время слушаний в суде сторона защиты обратила внимание на противоречия между экспертными докладами и заявила, что в бортовой самописец самолета было осуществлено вмешательство для того, чтобы подкрепить правительственный нарратив событий путча. Довольно любопытно, что часть данных бортовых самописцев для многих [истребителей] F-16 оказалась утеряна, а прокурор так и не потрудился собрать данные с других самолётов, которые могли быть замешаны в бомбардировке. Обвиняемые неоднократно обращались с ходатайствами к суду, прося предоставить для анализа независимыми экспертами исходные данные, такие как [данные] бортовых самописцев, а также информацию по двигателям для всех самолётов, однако эти ходатайства отклонялись судьями без каких-либо объяснений.

Что касается траектории полёта [истребителей] F-16 во время событий путча, то прокуратура использовала Google Earth вместе программы планирования полётов военного образца, используемой турецкими ВВС. Полётные координаты не были предоставлены стороне защиты несмотря на ее ходатайства, что лишило адвокатов возможности организовать независимую экспертизу данных.

141-страничный доклад, направленный 12 августа 2016 года в Западную прокуратуру Анкары Турецкой аэрокосмической компанией (TAI) вскрыл дальнейшие скандалы в расследовании. Согласно докладу, исследование места преступления и сбор улик на базе ВВС Акынджы, которая, как утверждается, была центром путчистов, начались 23 июля и закончились 27 июля 2016 года. Это означает, что прокуроры не провели следственные действия на базе сразу после попытки государственного переворота, что довольно странно и идёт вразрез со всем, что прокуроры должны делать во время расследования уголовного дела.

Первоочередной задачей для любого прокурора является обеспечить сохранность места преступления и собрать улики для того, чтобы сохранить их в нетронутом виде и предотвратить их исчезновение или уничтожение. Сторона защиты заявила, что в течение недели [с момента путча] улики были сфальсифицированы с целью подкрепить правительственный нарратив и что исследование места преступления было затянуто преднамеренно. Во-вторых, доклад, который должен был быть техническим докладом о данных, связанных с воздушными судами, содержал субъективные утверждения, отражающие редакционные мнения из статей, опубликованных в проправительственных СМИ. По словам стороны защиты, это подрывает доверие к экспертам.

Доклад TAI утверждал, что скаченные данные для двигателей и данные бортовых самописцев считаются точными, за исключением самолёта с бортовым номером 90-0022. Но в нём не объяснялось, почему это было так. Сторона защиты справедливо возразила, что данные по остальным самолётам также могли быть неправильными, исходя из указанного заявления в докладе, поскольку эксперты так и не объяснили, почему они считают правильными скаченные данные для всех самолетов, кроме самолета с бортовым номером 90-0022.

Доклад противоречил сам себе по поводу бомб, которые были загружены на самолёты. На одной странице перечисляются четыре [истребителя] F-16 как имеющие частичную бомбовую нагрузку из-за того, что у наземных бригад техобслуживания не было времени для загрузки полного бомбового боекомплекта. Однако на другой странице утверждалось, что указанные самолёты сбросили бомбы и их бомбовый боекомплект сократился вдвое вследствие нанесения удара. Сторона защиты поинтересовалась, какая из версий была правильной, но не получила ни ответа от прокурора, ни объяснения от экспертов, которые участвовали в перекрёстном допросе во время слушаний.

Также любопытно, что копия полного доклада исчезла из материалов уголовного дела. Три страницы (139, 140 и 141) отсутствуют в каждой из двух копий, предоставленных суду. О том, что было на отсутствующих страницах, не сообщалось.

Второй доклад, подготовленный тремя экспертами, утверждал, что 15/16 июля бомбы были сброшены с семи самолётов, что противоречило докладу TAI, который отмечал участие в бомбардировке шести истребителей. Подпись Угура Кулаксыза, одного из экспертов, стоит под обоими докладами, что странно. Очевидно, эксперт подписал два противоречащих доклада.

В третьем докладе, датируемым 17 августа 2016 года, содержалось утверждение, что Узуноглу пилотировал [истребители] F-16 c бортовыми номерами 93-0696 и 94-1563. Однако в обвинительном заключении и иных докладах Узуноглу был обозначен в качестве пилота [истребителя] F-16 с бортовым номером 94-0105. Этот доклад опять-таки подписали те же самые эксперты, утверждая, что их выводы основываются на тех же уликах, которые упоминаются в двух других докладах.

Явные расхождения между тремя докладами, подготовленными экспертами, некоторые из которых подписали все три из них, указывает на то, что правительство подтасовало улики, дабы подкрепить свою версию событий. Тем не менее, оно напортачило, когда различные версии доклада появились в приложениях к материалам уголовного дела. Во всех трех докладах эксперты якобы рассматривали одни и те же улики, но пришли к различающимся выводам за исключением одного – имен пилотов.

Продолжение следует

Абдуллах Бозкурт

Nordic Monitor (перевод приводится с сокращениями)