Бомбардировка турецкого парламента во время путча 2016 года была инсценирована как часть операции под чужим флагом (часть 1)

Parliament_bombing-1

Уголовное дело, включающее бомбардировку турецкого парламента в 2016 году (согласно правительственному нарративу за этим стояли путчисты), развалилось в суде, когда обвиняемые дали показания и нашли несостыковки в обвинениях прокурора.

Бомбардировка здания национального парламента, беспрецедентный шаг, который не имел смысла и мотива, был, как представляется, инсценирован элементами разведывательного ведомства по приказу президента Реджепа Тайипа Эрдогана в качестве части заговора по ограничению законодательного и судебного надзора, а также по превращению Турции в авторитарный режим, управляемый одним человеком и его ближайшим окружением.

Некоторые уподобили бомбардировку парламента поджогу Рейхстага в 1933 году, который помог нацистам усилить свой контроль над правительством и проложил путь к восхождению Адольфа Гитлера. Турецкий президент использовал эту попытку в качестве предлога для того, чтобы подвергнуть чисткам и/или посадить в тюрьму почти 90 процентов всех генералов и адмиралов, равно как около 30 процентов судей и прокуроров, и поставить на их места своих сторонников. Он также в значительной степени узурпировал законодательную власть, трансформировав парламентскую демократию в напоминающую империю президентскую систему с фактическим отсутствием сдержек для своей власти.

Противоречивые доклады экспертов, несостыковки в хронологии событий, неоднозначные полетные данные, отсутствие критически важных записей, поспешно проведенные судебные разбирательства, утаивание улик, запрошенных стороной защиты, и явное несоответствие между типом бомб, которые, как утверждается, были использованы, и ущербом на месте их падения – всё это указывает на заговор, организованный турецким правительством под чужим флагом.

Ещё одним подтверждением достоверности точки зрения о том, что неудавшаяся попытка путча 15 июля 2016 года в действительности была тайным планом, состряпанным Эрдоганом и его приспешниками, стал факт того, что полицейские пытали военных лётчиков и угрожали их семьям для того, чтобы вынудить их подписать ложные признания в причастности к бомбардировкам.

По мнению многих опытных обозревателей турецкой политики, бомбардировка парламента предполагаемыми путчистами была лишена какого-либо смысла, будучи тем, что ни разу не происходило во время государственных переворотов в прошлом. Турецкие военные после переворотов всегда жаждали держать публику на своей стороне и вели лоббистскую работу с политиками и законодателями, которых впоследствии предполагалось привлечь в качестве рабочих рук для управления страной во время военного режима и последующего переходного периода.

Улики подкрепляют защиту военных лётчиков

Согласно составленному прокурорами обвинительному заключению, [здание] парламента дважды подверглось бомбардировке истребителями F-16 в ранние часы 16 июля 2016 года, спустя долгое время после того, как попытка путча выдохлась. Первая 2000-фунтовая бомба с лазерным наведением GBU-10, как утверждается, была сброшена на угол лужайки здания парламента в 02:35 истребителем с бортовым номером 94-0105, пилотируемым подполковником Хасаном Хюсню Балыкчы. Его штурману, Угуру Узуноглу, были предъявлены обвинения в том, что он осуществлял целеуказание лазером в то время, как Балыкчы сбрасывал бомбу.

Позднее две 500-фунтовые бомбы общего назначения МК-82 были сброшены на [здание] парламента в 03:24 и 03:25 военным лётчиком капитаном Хусейином Тюрком, который, как утверждается, пилотировал F-16 с бортовым номером 93-0663. Давая показания в суде, все три пилота отвергли обвинения. Тюрк даже заявил, что той ночью он вообще не поднимался в воздух и всё время находился на базе.

Более того, на стороне пилотов улики, подтверждающие их версию событий. По мнению полковника Орхана Йыкылкана, обследование места взрыва на лужайке парламента [выявило] несоответствие [фактического ущерба] характеристикам GBU-10 – он заявил, что зона поражения подобной бомбы предположительно составила бы 600 метров в диаметре. Его убийственные откровения прозвучали 15 апреля 2019 года в 17-м суде Анкары по особо тяжким уголовным преступлениям.

Выступая с показаниями на том же заседании, Акын Озтюрк, бывший главком ВВС, который сам является опытным военным лётчиком, сделал дополнительные уточнения, заявив, что зона полного поражения у GBU-10 в действительности составляет 750 метров [в диаметре,] и указал на то, что никто вблизи места сброса бомбы не сообщил о том, что видел ее осколки, что является необычным. Бомба GBU-10 не только разрушает цель, но и вследствие образования осколков, наносящих существенный ущерб близлежащей территории, вызывает зону поражения за пределами своей цели.

Кратер на месте взрыва не подтверждает утверждение [о сбросе] авиабомбы GBU-10:

Штаб-квартира Генштаба, здания Главного командования ВВС и Главного командования ВМФ, равно как сотни гражданских, которые участвовали в протестах перед [зданием] Генштаба, оказались чудесным образом незатронутыми бомбардировкой, что показалось довольно странным экспертам, которые давали показания в суде, [ведь] всё это находилось в зоне поражения бомбы.

«Никто ничего не говорил о бомбе на этих улицах, напротив [здания Главного командования] ВВС, напротив [здания Главного командования] ВМФ, на перекрестке напротив [здания] Генштаба[, где собрались люди]», – заявил Озтюрк.

Согласно полицейскому протоколу осмотра места происшествия, датированному 18 июля 2016 года, место взрыва имело размеры 7 на 6 метров и глубину в 1,5 метра.

Продолжение следует

Абдуллах Бозкурт

Nordic Monitor (перевод приводится с сокращениями)

Top