Безмятежность и удовлетворенность (сакина и итминан)

Безмятежность

Слово «сакина» происходит от слова «сукун» и означает «степенность, солидность; важность, серьёзность; трепет, благоговение и величие, вызывающее страх; спокойствие; безмятежность, тишину, устойчивость, торжественность; состояние, образ, объект или любую другую вещь, дающую человеку покой души, удовлетворение, мужество, чувство уверенности, безопасности и внутреннее спокойствие; усмирение и стихание волн». Состояние безмятежности, т.е. невозмутимого спокойствия и покоя души является противоположностью непостоянности, беспокойства, колебания или неуверенности. Для суфиев безмятежность означает «успокоение и обретение сердцем покоя благодаря Божественному вдохновению». Такое сердце всегда выдержано и внимательно к потустороннему миру, восприимчиво к Божественным дуновениям и пребывает в состоянии покоя и удовлетворённости (итминан). Это состояние одновременно является началом степени «айналь-якин», достигаемой видением или наблюдением. И если верующий не способен различить вдохновение, достигнутое через знание, от вдохновения, «обретённого» с проницательностью, то горизонт его наблюдения за таинствами истины может сузиться и привести к неверным выводам об истине вещи.

Безмятежность иногда приходит в виде ощутимых, заметных или незаметных знаков, иногда проявляется так ясно, что даже обычные люди могут распознать её. Относится ли она или доносящие её до нас знаки и явления к разряду духовного дыхания / Божественного дуновения в «ухо» совести, ощутимого лишь с большой внимательностью, появляется ли она в виде всеми видимого и являющего чудеса предмета, подобного тому, что был дарован сынам Израиля (здесь можно вспомнить окутывание парообразной массой, произошедшее с Усайдом ибн Худайром во время чтения Корана, а с другими людьми – в иных ситуациях), укрепляя силу веры и воли – для верующих, осознающих свою беспомощность и нищету перед Богом, она всегда является Божественным подтверждением, описанным в аяте «Он – Тот, кто ниспослал покой в сердца верующих, чтобы их вера увеличилась» (Св. Коран, 48:4), которое является для них поводом для благодарности и усердия.

Верующий в состоянии безмятежности не сотрясается от мирского страха, горя или тревоги, а находит покой, целостность, гармонию между внутренним и внешним мирами. Человек, который удостоился состояния безмятежности и обрёл гармонию и покой, своими поступками выражает достоинство и добродетель, люди в его окружении чувствуют себя в безопасности; он правдив и серьёзен, в духовном мире и в отношениях с Всемогущим Творцом выдержан, внимателен; для него чужды эгоизм, тщеславие, горделивость и экстатические мысли. Каждое дуновение, дарующее вдохновение и духовный дар он приписывает Господу, от воспитанности и чувства благодарности сгибается в три погибели, любое своё беспокойство и недовольство связывает со своей личной слабостью и рассматривает себя в свете самокритики и усмирения собственного естества.

Слово «туманина» или «итминан» означает «совершенную удовлетворённость, состояние абсолютного покоя, глубокое убеждение и удовлетворение; обретение душевного покоя после стеснения», чем выражает более высокий уровень состояния безмятежности. Если безмятежность является началом освобождения от теоретических знаний и пробуждения к истине, то полная удовлетворённость является её конечным пунктом или последней станцией.

Для суфиев есть ещё два состояния, которые находятся выше состояния полной удовлетворённости: «довольство Творцом в смирении» (радия) и «одобрение Господа (мардия)», которые являются двумя измерениями полной удовлетворённости набожных людей и двумя глубинами смирения; а «вдохновляемый Богом» (мульхама) и «очищаемый Господом» (закия) являются её двумя другими трудными для понимания степенями людей, приближенных к Господу, с чистыми и обильными вдохновениями и радостными вестями.

В безмятежных душах время от времени могут появляться некоторые мысли и наклонности, неугодные Творцу, в то время как в душах в состоянии полной удовлетворённости и полного покоя всё протекает в идеальном спокойствии. Сердца, пребывающие в полном удовлетворении и покое, всегда нацелены на Его довольство, и стрелка компаса их совести никогда не отклоняется от этой цели. Это такая высокая степень «уверенности» (якин), что душа, путешествующая в ней, на каждой станции видит истину: «я хочу, чтобы моё сердце успокоилось» (Св. Коран, 2:260) и на любом расстоянии награждается отдельным вдохновением. Где бы он ни был, верующий человек слышит лёгкие ветерки радостных вестей: «им нечего страшиться, и не изведают они горя» (Св. Коран. 2:62, 112, 262, 274, 277). Они испытают радостную весть: «нисходят ангелы [и говорят:] «Не бойтесь и не печальтесь, возрадуйтесь Раю, обещанному вам» (Св. Коран. 41:30), будут пить из райских источников: «разве не в поминании Аллаха находят утешение сердца?» (Св. Коран, 13:28) и всегда будут пребывать очень и очень высоко над естеством и телесностью.

Состояние полной удовлетворённости достигается пребыванием человека над причинами и за средствами. Путь разума за пределы сотворённого мира заканчивается здесь, в этой степени. Когда дух достигает этой точки, то избавляется от мирских тревог. Чувства находят здесь всё то, что искали, и становятся бездонными, бескрайними и спокойными как безмятежный океан. Те, кто достиг такого уровня, находят покой только в присутствии Всевышнего Творца. Они чувствуют Божественную красоту и величие в своих сердцах (унс биллах). Они всегда устремлены к Нему (шавк илаллах). Они осознают, что их бытие поддерживается Его бытием (бекабиллах), а их речь исходит от Его речи (мааллах). Благодаря этому они приоткрывают завесу на окне и, несмотря на ограниченность вида и слышимости, обретают неограниченную способность и силу видеть и слышать. Поэтому из водоворота сложнейших событий, где остальные теряются и тонут, они легко спасаются.

В дополнение к этому верующий, освобождённый от мирских тревог, и чьё сердце находится в состоянии покоя и удовлетворённости, приветствует с улыбкой препятствия, как до смерти, так и после смерти, которых так боятся остальные. Они слышат Божественные комплименты и поздравления, и рассматривают смерть как наиболее приятный и желанный результат мирской жизни: «О душа, обретшая покой! Вернись к своему Господу удовлетворённой и снискавшей довольство! Войди в круг Моих рабов! Войди в Мой рай!» (Св. Коран. 89:27-30).

Верующий человек после окончания своей мирской жизни на каждой станции пути после мирской смерти слышит одно и то же Божественное поздравление или указ, который было слышен у могилы досточтимого Ибн Аббаса: «Вернись к своему Господу удовлетворённой и снискавшей довольство! Войди в круг Моих рабов! Войди в Мой рай!» (Св. Коран, 89:28-30). Его жизнь после смерти в могиле до Судного Дня пройдёт на райских склонах; в удивлении и восхищении он почувствует сбор в Судный День; в радостном и благоговейном трепете он испытает взвешивание Аллахом людских деяний; он пройдёт по мосту, по которому надо обязательно пройти; и, наконец, достигнет Рая — последней и вечной обители безмятежных сердец в состоянии полной удовлетворённости и покоя.

Для таких душ этот мир является Арафатом (долиной, где мусульманские паломники ждут некоторое время в преддверии религиозного праздника жертвоприношения), созданным на пути к вечному прощению Господа, мирская жизнь – кануном вечного праздника, а будущая жизнь – истинным и вечным праздником.

Господь наш! Даруй нам в этом и будущем мирах то, что лучше для нас, и защити нас от наказания огня! Даруй благословение и мир нашему господину Пророку Мухаммеду, его семье и сподвижникам – образцам доброты и добродетели!

Фетхуллах Гюлен

Источник: Новые грани. 2015. №45. С.26-27.

Текст приводится с небольшими исправлениями

Top