Асбаб аль-вуруд и вопрошающее мышление (окончание)

hadislerde_sebeb_title_2

Первая часть статьи доступна по этой ссылке

Рассмотрим еще один пример. Однажды Амр ибн аль-Ас, будучи в мечети, прилюдно спросил нашего Пророка (с.а.с.) о том, кого из людей он больше всего любит. Пророк (с.а.с.) ответил: «Аишу». Тот уточнил: «А из числа мужчин?», на что Пророк (с.а.с.) ответил: «Отца Аиши». Амр ибн аль-Ас вновь спросил: «А после него?» и услышал ответ: «Умара». Амр ибн аль-Ас продолжил спрашивать «А после него? А после него?», на что Посланник Аллаха (с.а.с.) называл те или иные имена. Затем Амр ибн аль-Ас замолчал из опасения, что его имя окажется последним из числа упомянутых Пророком (с.а.с.), и больше не стал задавать ему этот вопрос. Исходя из стилистических особенностей данного хадиса, можно предположить, что фраза об опасении оказаться самым последним из числа упомянутых Пророком (с.а.с.) принадлежит не Амру ибн аль-Асу, а передатчику хадиса.

Данный хадис, вероятно, является тем хадисом, которые многие знают и который многие слышали в контексте рассказов о достоинствах Абу Бакра и Аиши. Более того, известно, что из этого хадиса выводятся нормы о [дозволенности] прилюдно сообщать о своей любви к супруге и упоминать ее имя. Но из вида упускаются следующие моменты. Во-первых, кем были заданы соответствующие вопросы? Я специально начал с этого вопроса по той причине, что в некоторых версиях данного хадиса имя Амра ибн аль-Аса не упоминается. Во-вторых, когда все это произошло? Исходя из того, что Амр ибн аль-Ас принял ислам после заключения Худайбийского мирного договора, это событие могло произойти лишь после седьмого года по хиджре. Замечательно, только вот если грубые прикидки по времени и помогут нам понять рассматриваемый хадис, то одного этого явно не достаточно; нам следует еще больше погрузиться в детали и попытаться найти информацию о том, почему Амр ибн аль-Ас задал подобный вопрос и была ли у него на то особая причина.

Итак, мы знаем ответы на вопросы «что?», «как?» и «где?». Если рассмотреть данное событие с точки зрения непроясненных вопросов, то мы выясним следующее. Пророку (с.а.с.) стало известно о том, что проживающие в районе Шама племена, в т.ч. племя Бану Бали, к которому принадлежала бабушка Амр ибн аль-Аса по отцовской линии, занимались приготовлениями к нападению на Медину. Для того чтобы переговорить с каждым племенем по отдельности и заключить с каждым из них мирные соглашения, обеспечив их отказ от агрессивных планов, иначе говоря, для того чтобы до конца использовать дипломатические возможности, а при получении отказа – быть во всеоружии, наш Пророк (с.а.с.) снарядил и направил туда группу из 300 воинов, назначив их командующим Амра ибн аль-Аса, недавно принявшего ислам. Они отправились в поход, который вошел в историю под названием «Поход Зат ас-Саласил», и, будучи уже в пути, получили сведения о том, что вышеупомянутые племена заключили между собой союз. Амр ибн аль-Ас направил в Медину гонца с просьбой о подкреплении. На подмогу им прибыла возглавляемая Абу Убайдой группа из 200 воинов, в числе которых были Абу Бакр и Умар. Провожая их, Посланник Аллаха (с.а.с.) предупредил Абу Убайду: «Не спорьте друг с другом!», имея в виду Амра ибн аль-Аса. После прибытия подкрепления произошел недолгий спор о том, кто должен стать командующим, который закончился благодаря вышеупомянутому пророческому наставлению и принятию Абу Убайдой выдвинутых Амром ибн аль-Асом аргументов, согласно которым он является командующим, поскольку именно он запросил подкрепление и у войска не может быть двух командиров. Следом имел место еще один спор, который на этот раз возник из-за вопроса о разжигании костров холодной ночью. Амр ибн аль-Ас распорядился не разжигать костры, поскольку по их количеству противник мог прикинуть численность мусульманских воинов. Абу Бакр возразил на это, сославшись на ночной холод, однако Амр ибн аль-Ас в резкой форме напомнил Абу Бакру о том, что тот обязан ему подчиняться. Умар включился в спор на стороне Абу Бакра, не стерпев подобного произвола и резкости по отношению к Абу Бакру со стороны человека, лишь недавно принявшего ислам, однако после слов Абу Бакра «Амр прав» и этот спор был улажен.

Вы можете самостоятельно ознакомиться с деталями похода Зат ас-Саласил, я же вернусь к рассматриваемой теме: войска успешно выполнили поставленную перед ними задачу и вернулись в Медину. Вот что сам Амр ибн аль-Ас рассказывает о том, что произошло дальше: «После возвращения в Медину у меня возникла мысль о том, что раз я был назначен командующим воинами, в числе которых были Абу Бакр и Умар, то я занимаю более высокое место в глазах Посланника Аллаха (с.а.с.). Поэтому я спросил его о том, кого из людей он больше всего любит».

Эти два примера показывают, что знание об асбаб аль-вуруд является необходимым условием как для того, чтобы лучше понимать хадисы, так и для того, чтобы иметь возможность по-разному их интерпретировать и выводить из них правовые нормы. Мой совет: вместо того, чтобы довольствоваться существующим положением вещей, давайте спрашивать у самих себя и у тех людей, которые в силу своего статуса устно и письменно рассказывают нам об исламе: «Каков источник этих сведений?» и интересоваться асбаб аль-вуруд.

Ах, эти старые добрые времена! Предпоследнее предложение мысленно перенесло меня в 1985 год. Мы стали учениками Ходжа-эфенди и это был первый день наших занятий. В течение года нам предстояло изучать под его началом толкование Корана (тафсир), каноническое право (фикх) и хадисоведение. И в самых первых своих словах он попросил нас взять за основу вопрошающий подход, быть скептиками (но не позволять скепсису стать второй натурой) и спрашивать его: «Откуда вы это взяли, из какого источника?» или «Как вы пришли к этому результату, с помощью какого метода?».

Ахмет Куруджан

Zaman Amerika

Top