Аль-кулубуд-дариа (Молящие души)

kulubu-daia

Вопрос: Похоже, что сборник молитв «Аль-кулубуд-да- риа» (Молящие души) заполнит очень важный пробел в усвоении нами правил взывания к Всевышнему Аллаху и постоянной устремленности к Нему. Мы умеем читать Коран на арабском языке, но в большинстве случаев нам не поня­тен смысл «эврад у эзкар» (традиционно читаемых определен­ных аятов, сур, молитв и богоупоминаний) в нем. Что вы посове­туете нам по данному вопросу?

Ответ: «Аль-кулубуд-дариа» означает «взывающие души, которые со слезами на глазах стучатся во врата божественной Обители, которую они признают единственным прибежищем; они стоят у порога Его врат, покорные и смиренные; просят и молят, изливают душу, перечисляют одну за другой свои боли и мучения, и чьи сердца стонут и слезно просят о спасении»; все эти значения можно вкратце назвать «молящими душами». Эта книга была подготовлена путем классификации заново избран­ных «эврад у эзкар» из трехтомного труда Гюмюшханеви Ахме­да Зияуддина Эфенди «Меджмуатуль-ахзаб».

Гюмюшханеви Ахмед Зияуддин Эфенди и «Меджмуатуль-ахзаб»

Покойный Ахмед Зияуддин Эфенди, один из османских улемов (ученых-богословов) последней эпохи, родился в 1813 году в Гюмюшхане, деревне Эмирлер. Он изучал не только естествен­ные науки, но и духовные науки, и по этим двум направлениям получил признание своей компетентности и разрешение на пре­подавание. Будучи одним из шейхов Накшибанди-Халиди, Гюмюшханеви хазрат посвятил свою жизнь знаниям и наставлению на прямой путь; отошел в мир иной в 1893 году в Стамбуле и оста­вил после себя десятки трудов.

Одним из его многочисленных трудов является «Меджм- уатуль-ахзаб» в две тысячи страниц. Гюмюшханеви хазрат с особой тщательностью подготовил этот труд вместе со своими учениками и собрал в нем воедино сотни «эврад у эзкар» десят­ков праведных людей. В сборнике указано название каждой группы «эврад у эзкар», имя составителя, указано, когда и как их читать. Например, в сборнике записан «Истигфар усбуия» Хасана Басри хазрата, кто, начиная с пятницы, ежедневно читал его по частям, а также указано, какую часть и в какой день он читал. Также в книге есть группы «эврад у эзкар», вирды (пос­тоянно повторяемые молитвы), ночные богоупоминания, молитвы, истигфары, истиазы, тесбихи, техлили, салаваты и нааты, из которых ежедневно читаются определенные части, и упоминаются такими султанами духовного мира, как досточ­тимые Али, Усама, Мухйиддин Ибн Араби, Абу Хасан Шазили и Имам Джафер-и Садык, как «Усбия».

«Меджмуатуль-ахзаб» является также сводом молитв, кото­рый неизменно читал мой наставник. От одного из значимых людей стези духовного просвещения я несколько раз слышал, что наш наставник имел привычку каждые 15 дней читать от начала до конца этот бесценный сборник объемом примерно в три Кора­на. Значит, наш наставник ежедневно уделял этому сборнику по пять-шесть часов минимум и был занят «эврад у эзкар».

Здесь, между словом, поделюсь своим одним воспоминани­ем. Один духовно возвышенный человек из числа великих уче­ных пришел в восторг от того, как наш наставник рассмотрел, разъяснил, проанализировал и выбрал правильный подход для издания истин веры. Он сказал, что нелегко писать книги о духовном мире, они все очень ценны, и невозможно написать их лишь после глубоких раздумий и размышлений. Он говорил, что можно печатать и распространять такие труды лишь при нали­чии опоры на очень мощный источник. При каждой удобной воз­можности он выражал свое одобрение нашему наставнику и его служению вере. Когда потом кто-то показал ему «Меджмуатуль- ахзаб», который наш наставник не выпускал из своих рук, он произнес: «Теперь я понял, что это за источник; значит, ваш наставник имел очень крепкую связь с Всевышним Творцом, и его связь с Ним очень крепка. Так как он ни на мгновение не переставал обращаться к Аллаху и никоим образом не расслаб­лялся, то и Аллах постоянно поддерживал его и одаривал божес­твенными милостями».

Да, наш наставник, какую бы его сторону вы ни брали, пред­стает перед нами как могучий монумент самого совершенства. Он не говорил, что если он служит вере, ему не надо заниматься «эврад у эзкар»; или если он посвятил себя молитвам и молени­ям, ему можно пренебречь донесением истины до других; или если он делает свое дело в совершенстве, ему можно пренебречь другими делами. Он жил как истинный образец равновесия во всем, и свою бережливость в каждом деле он применял и в рас­пределении времени. Он никогда не был расточителен, дорожил каждым мгновением и использовал свой каждый час полностью. Следовательно, как раб Божий, он не пренебрегал ни одной своей обязанностью, никогда не пропускал ни одного из ежедневных вирдов (повторений молитв) и богоупоминаний. Он не только прочитал весь «Меджмуатуль-ахзаб», но и выбрал из него неко­торые части вдобавок к таким молитвам, как «Джавшануль-кебир», «Эврад-и кудсия» шаха Накшибанди, Делаилун-нур, Секине, Мунаджат-и Увейс аль-Карни, молитвы Исм-и Азам, Мунаджат-и Куран, Тахмидия и Хуласатуль-Хуласа, чтобы сформировать «хизб» (новый сборник) «эврад у эзкар». Он хотел, чтобы люди, которые еще не прочитали полностью этот сборник, следили за «эврад у эзкар» по данному компактному сборнику молитв. Люди, которые любят его и верят его словам, с давних пор читали его молитвы, продолжают читать сегодня и будут читать их в будущем.

Ибо «эврад у эзкар» является пищей и поддержкой верующе­го человека на пути донесения до людских сердец истин веры и показателем его связи с Аллахом. Человек, который верит в силу и мощь Всевышнего Творца, в Его всемогущество и сотворение и правление всем, как требование своей веры обязательно обра­тится к Нему, будет просить и желать только у Него. Когда моля­щийся человек от всей души обратится и воззовет к Нему, то пре­одолеет расстояние, проистекающее от телесности и материаль­ности, и приблизится к Милосердному Творцу, кого он считает ближе всех. И Всевышний Творец донесет до него голоса, кото­рые полезны для него; покажет то, что ему нужно; подвинет ска­зать слова, которые ему следует сказать; и направит на дела, которые он должен совершить.

Молящие души

В связи с этими рассуждениями я верю, что «Меджмуатуль- ахзаб», который я с давних пор высоко ценю, должен стать одной из настольных книг всех альтруистов. Но из-за трудности понимания современным поколением старых версий книги я не мог в полной мере выразить свою эту мысль. Правда, Гюмюшха- неви хазрат написал самую лучшую работу, какую можно было написать в условиях тех времен; но, к сожалению, из-за техники тогдашнего письма и печатания в этот редкий труд вкрались некоторые опечатки. Из-за того что тогдашние типографии были оснащены примитивным оборудованием, в процессе печа­тания были допущены некоторые опечатки, которые сохрани­лись и в последующих изданиях этого ценнейшего сборника. Впоследствии Гюмюшханеви хазрат лично сам сделал некото­рые исправления в оригинале; также в изданиях, сделанных из ксерокопий рукописей различными типографиями, в некоторых местах на краях страниц были сделаны некоторые примечания и пояснения. Но что поделаешь, эта книга в основном распро­странилась первым изданием, так как в те времена почти все знали арабский язык и при чтении легко замечали типографс­кие ошибки и читали правильно, и потому не потребовалось корректировать сборник и заново печатать. Таким образом, несмотря на аккуратность, тщательность и внимание автора, ошибки в предложениях, словах и огласовках при размножении книги дошли и до наших дней.

Если принять во внимание такие стороны оригинального сборника, то можно понять, почему появилась мысль о повтор­ном анализе сборника молитв «Меджмуатуль-ахзаб», новой клас­сификации и более красивого издания с тем, чтобы широкие массы могли получить наибольшую пользу от него. Сначала книга была внимательно изучена от начала до конца по нескольку раз, и были выделены вирды, которые нужно было сохранить, и те, которые лучше исключить из книги. Принимая во внимание места, на которые указал наш наставник и сказал, что не читает их, был исключен «эврад у эзкар», который внешне не соответс­твовал «усулуддину» и методу восприятия эхл-и сунны. На самом деле, вполне естественно, что некоторые личные мысли отде­льных просвещенных людей и шейхов, которые в своих поисках и созерцаниях удостоились бесподобного блаженства и любви, проникли в их мольбы и взывания. Но, к сожалению, эти мысли могут направить людей, которые не достигли их уровня, на неправильное понимание и интерпретацию. По этой причине группы молитв, содержащие такие особые мысли, были исклю­чены из сборника.

Опять же, принимая во внимание места, исправленные нашим наставником, были сделаны корректировки в избранных текс­тах. Книга по нескольку раз, и индивидуально, и коллективно, во время уроков была прочтена с целью исправления ошибок в грамматике, лексике и письме. После редактирования в книгу были внесены такие дополнения, как имена сподвижников, кото­рые не были включены в оригинал книги, хотя они упоминаются среди «асхаб-и Бадр» в религиозных источниках. В конец книги были добавлены «Касиде-и Бурде» и «Касиде-и Мударие» Имама Бусири и сборник «салат у салям». Был применен метод специ­ального набора и именования текста для облегчения чтения тек­ста нынешним поколением. Помимо молитвенных обращений пророков о спасении, воззваний к Творцу таких сподвижников, как досточтимые Абу Бакр и Али, и молитв таких великих ислам­ских наставников разных эпох как, например, Увейс аль-Карни, Абдулькадир Гейлани, Мухйиддин Ибн Араби, Имам Зейнулаби- дин. Имам Газали, Абу Хасан Шазили, Хасан Басри и Асма-и Хусна (прекрасные имена Аллаха), молитвы, читаемые в разных состо­яниях и условиях, богоупоминания разных религиозных братств, ежедневные и еженедельные вирды (постоянные повторы молитв) даны в определенном порядке. Вот так и появился труд на более чем 590 страницах, который был назван, как уже отме­чалось, «Аль-кулубуд-дариа».

Одной из важнейших причин подготовки этого молитвен­ного сборника стало следующее обстоятельство. Представим альтруистов, желающих приобщиться к духовным деяниям друг друга и тем самым увеличить объем своих благодеяний. Для этого они поделят между собой молитвы в сборнике и будут ежедневно читать их в определенном порядке. Это действие можно уподобить образованию духовного круга, где каждый из, например, сорока человек, образовавших круг, будет ежедневно прочитывать по пятнадцать страниц. Тем самым за день ими будет прочитан весь сборник. В итоге, в тетради записей благо­деяний каждого из них появится запись о том, что каждый из них полностью прочитал «Аль-кулубуд-дариа». В одной из книг дается такой пример: Представим, что у одного человека есть керосин, у второго — фитиль, у третьего — лампа, у четвертого — бутылка, а у пятого — спичка. Они собираются вместе и зажига­ют лампу. И каждый из них будет пользоваться лампой, словно он один хозяин этой лампы, и получать свет. После такого при­мера наш наставник сказал следующее: «Аналогично этому из причастности с потаенной искренностью к духовным богатс­твам и в результате сотрудничества в негласном братстве, спло­ченности и единстве среди праведных людей станет предельно ясно и очевидно, что итоговый и общий свет, появившийся из «иштирак-и амаль» (приобщения к духовному богатству), будет вписан в книгу деяний каждого из них. Это и есть условие для приобщения к божественному милосердию и милости». Значит, пребывание человека в круге из тысячи человек может дать ему возможность получить в награду запись в своей книге деяний, а также и благодеяния всех других людей в этом круге. Поэтому очень важно занять свое место в таком круге и, если уподобить этот круг коммерческой фирме, приобрести «акции» такой большой духовной организации и начать получать «диви­денды» от ценнейшей прибыли.

Перевод «Аль-кулубуд-дариа»

Относительно пояснения смыслов «эврад у эзкар» можно сказать, что, конечно, чтение молитв и понимание их смысла рас­крывает перед читающим их человеком обширные горизонты мышления и наполняет его более глубокими чувствами. Есть неко­торые выражения, способные невероятно взволновать читателя или слушателя. В частности, праведные люди говорят слова, кото­рые никто раньше не говорил и не печатал. Свое усердие и рве­ние они озвучивают с таким почтением Всевышнему Творцу, в такой тонкой форме и с такой верностью Ему, что когда слышат их, нарушается сердечный ритм, и кажется, что вы лишаетесь чувств и вот-вот упадете на землю.

Я был потрясен, когда впервые прочитал «Эврад-и кудсия» шаха Гейлани. Я буквально лишился чувств; я был восхищен его связью с Творцом, тем, как он изливает душу Ему и выбирает слова, обращаясь к Нему. Когда Хаджи Кемаль Эфенди увидел, как я был тронут этой молитвой, он немедленно подошел ко мне и спросил: «Мой ходжа, какая из этих молитв так подействовала на вас?». Да, невозможно не быть тронутым этими словами, ставши­ми голосом и дыханием души.

С такой точки зрения, знание смысла читаемого «эврад у эзкар» дает человеку широту и свободу души, вдохновляет, помо­гает сосредоточиться и заставляет слова исходить из самих глу­бин сердца. Поэтому было бы прекрасно, если бы все люди пони­мали то, что они читают при молении, разделили чувства тех вели­ких людей и духовно насытились глубокими смыслами в них… что и желаемо всегда. Но когда люди не понимают смысла того, что они читают, также категорически нельзя думать, что такое моление бессмысленно. Аяты Корана и молитвы Пророка Мухам- мада сами по себе являются светлыми выражениями. Большинс­тво слов в «Аль-кулубуд-дариа» воодушевлено Кораном и молит­вами Венца рода человеческого; они взяты из аятов и хадисов, заново отформатированы, заново и по-другому озвучены. Следо­вательно, пусть мы и не знаем их смыслов, но если совершаем малое омовение, садимся лицом к кибле (сторона Каабы] с почте­нием, обращаемся всей своей душой к Творцу, со спокойным серд­цем читаем эти молитвы и умоляюще воздеваем руки к Нему, то получим воздаяние, о котором мы и мечтали.

Да, полезно и прекрасно знать арабский язык или читать толкования этих молитв на турецком языке, чтобы восприни­мать своими чувствами, умом и логикой глубокие смыслы в них и извлекать из них максимальную пользу; но если их нет, оши­бочно думать, что такое моление бесполезно. Во-первых, пусть смысл понятен или не понятен, само моление уже является обра­щением к духовному измерению. Время, проведенное за молени­ем, является временем, проведенным в духовном измерении. Человек верит, что только Всевышний Творец может поспешить к нему на помощь, осуществить его желания и ответить на его потребности. И если он обращается к Нему с такой верой в душе, то за это время его сердце, чувства и духовность неизмеримо утончаются и возвышаются, во время молитвы его тонкие чувс­тва обостряются, и человек от чувства пребывания перед своим Господом время от времени будет впадать в экстаз и лишаться чувств. Следовательно, взывание и моление будут опять осу­ществляться полноценно и приведут к награде, к которой они должны привести, и приблизить молящихся людей к Нему.

Несомненно, для появления с самого начала воодушевления, концентрации, питания и насыщения, помимо сердца и духа, а также ума и логики, предельно полезно читать толкования вир- дов (постоянно повторяемых молитв), которые он читает или следит за чтением других людей. Дай Бог, в будущем кто-то из наших друзей, кто хорошо знает арабский и турецкий языки и разбирается в этих вопросах, переведет «Аль-кулубуд-дариа». И при этом в некоторых местах он может делать пометки на краях страниц, а в других — примечания и сноски. Он может делать пере­вод путем перевода не отдельных слов или выражений, а смысла текста, т.е. передать смысл в контексте всего сборника в зависи­мости от их места в предложении, сочетания с другими словами и подразумеваемых смысловых оттенков, например, шутливого или серьезного тона, или образного выражения. Также он может перевести эти прекрасные молитвы с мыслью: «А как бы я выра­зил это на турецком языке?».

Да, в ходе перевода на турецкий язык таких книг, как «Аль- кулубуд-дариа» или отдельных текстов из них очень важно пра­вильно понять и оценить смыслы идиом, пословиц и некоторых особых оборотов речи с точки зрения основ и характерных осо­бенностей нашей речи, и осмыслить их в соответствии с нашим языком. Например, вместо буквального перевода таких слов одно­го праведного человека: «О мой Аллах, то, что Ты знаешь о моем состоянии, не оставляет мне нужды объяснять его Тебе!», пра­вильнее и лучше перевести их на турецкий язык как: «Тебе ведо­мо мое положение без каких-либо моих слов!». С этой точки зре­ния, нужно переводить не слово в слово, а обращать внимание на первичные значения слов, ибо, как видно в некоторых из смысло­вых переводов Корана, подстрочный перевод сужает смысл пере­водимого, заглушает свет сказанного и принижает дух речи. Если так, то как мы выражаем на своем языке то, что нужно объяснить, и что мы подразумеваем, также важно истолковать это должным образом и, по крайней мере, разъяснить в скобках.

Если кто-то из наших друзей сможет перевести этот сборник на турецкий язык в соответствии с такими высокими требовани­ями, то его перевод можно напечатать как сборник с разъясни­тельным текстом. Если понадобится, можно немного изменить порядок страниц, выбрать меньший размер шрифта; поместить оригиналы вирдов и богоупоминаний в центре, а по краям — их толкования. Таким образом, желающие молиться сначала пос­мотрят перевод текста, который они хотят прочитать, на турецкий язык, а затем уже прочитают сам арабский текст. Правда, если на их долю выпадет пятнадцать страниц, да еще их толкование, то им потребуется читать уже тридцать страниц; хотя это немного утомительно, но они прочитают их, чувствуя читаемые молитвы всем сердцем и осознавая их душой.

Да, в будущем надо сделать и это, но до того момента мы должны продолжать читать тексты в оригинале и тем самым крепко поддерживать нашу связь с Всевышним Творцом. При­слушаемся к следующим словам уважаемого М. Лютфи, обратим­ся в эти духовные круги и займем свои места в них:

Приди в этот круг, о жаждущий сияния Творца!

Займи свое место в кругу, о влюбленный в свет Творца!

Словом, эти молитвенные круги можно уподобить трамплину в жизнь души и сердца. И неведомо нам, к каким божественным источникам припадут в вечной жизни сердца, всегда поминающие своего Творца, которые в любом круге свои души свяжут с небеса­ми и устремятся в божественные измерения. Эти альтруисты никогда не должны отлучаться от круга этих «молящих душ». Своим состоянием души они должны служить источником рвения и усердия для других в моменты «бает» (облегчения, радости и веселья), а когда же тяжело и, кажется, невыносимо (в моменты «кабз»), парить на крыльях друзей. Но при этом, во что бы то ни стало стараться одолеть усталость от дороги взыванием и моле­нием к Нему. Ну, а те же, кто остался за кругом, будут считаться оставшимися вне круга. И, Боже упаси, со временем они могут отделиться и уйти от группы. Тогда как те, кто находится внутри круга, удостоятся вознаграждения Творца в той мере, в какой Он вознаградит весь их круг. И даже в периоды застоя в своих сердцах и душах они продолжат наполнять свои миры благоговением, сте­наниями сострадания и голосом веры, что доносится из душ и сер­дец их друзей по кругу, и тем самым всегда будут хранить свою жизнерадостность.

Top